Борис Гребенщиков в Ижевске: «Я чудовище в шкуре агнца. Не то что лев, а просто хер знает кто»

Опубликовано
Борис Гребенщиков

Накануне, 12 марта, в Ижевске прошел концерт культовой группы «Аквариум». Днем у Бориса Гребенщикова нашлось немного времени для встречи с журналистами. Правда, большего мастера отвечать на вопросы, не отвечая на вопросы, я, честно говоря, еще не встречала. Но одно то, что сам БГ, что-то говорит тебе — это великое чудо, по-моему.



О том, чем сейчас живет Борис Гребенщиков он упомянул вскользь. Ясно одно, он получает огромное удовольствие от работы:
«Я все время что-то пишу — либо песни, либо «Аэростат» (авторская передача БГ на «Радио России» — прим. авт.). По дороге как раз сюда в самолете писал «Аэростат». Эту программу писать легко — сидишь и пишешь. Это просто работа, которую надо делать. Эта работа — самая счастливая, которая когда-либо у меня была. Я пишу о том, что я очень люблю, что меня самого очень интересует, то, что я еще не знал. И еще меня передают по радио. На радио же ничего хорошего передавать не могут, а меня передают. Я при этом, еще и книжки издаю и могу писать так, чтобы получать удовольствие, зная, что меня все равно напечатают — деваться некуда. Пока ехал сюда, писал восьмую передачу о малоизвестных группах 60-х годов. И я узнаю о них такие удивительные вещи. Думал, что все уже досуха изучил, но опять набралось на новую передачу».

Есть музыка любимая, а есть нелюбимая. О нелюбимой Борис Гребенщиков тоже рассказал:
«Есть музыка, например, черный металл — я не могу слушать его много. Электроника, как правило, мне быстро становится скучной, потому что электронно-генерированный ритм… У меня сердце бьется не так регулярно, чтобы я мог его слушать. Я то попадаю, то не попадаю. Ну а шансон — это не очень музыка. Советская музыка мне еще более не интересна. Хотя, я родился именно там. Родился в гениальном мире при полной свободе, при полном солнечном свете, и тут возможно делать то, что я хочу и еще играть в «кошки-мышки». С двух лет, когда я бровь рассек, слушая музыку — от восторга со шкафа навернулся, с тех пор я знал, что остановить меня ничто не может и я могу в этом мире делать все, что я хочу».

О поклонниках и о том, почему БГ не общается с постоянными слушателями, которые регулярно ходят на его концерт:
«Они рождаются, стареют, умирают. Я привык. Я был бы счастлив общаться, но вы поймите меня и передайте всем, что после концерта я уже не человеческое существо. Во мне не остается ничего живого, потому что все, что было я отдал и меня, как выстиранную рубашку, выносят и кладут. Я был бы рад общаться хоть всю ночь и выпить все, что было в магазинах, но, к сожалению, у меня сил на это нет. Концерт забирает все. А потом я просыпаюсь, еду в другой город и все повторяется снова».

Под конец речь зашла уж совсем о филосовских вещах, о концепции времени, о прошлом, настоящем и будущем:
«Завтрашнего дня нет, мы только фантазируем по этому поводу. Мы все живем сегодняшним днем. И вчера тоже нет, но есть приятное ощущение от того, что оно было. Кстати, в сегодняшний день входит составление планов на будущее, потому что без этого сегодняшний день будет не очень ясным. Как я буду жить сегодня, если я не знаю, что у меня завтра запланировано? Но это не случилось, это запланировано. Это часть сегодняшнего дня. Разумный человек знает, что теоретически было вчера и знает, что теоретически может произойти завтра. И в том месте, где он собирается завтра упасть, он подложит подушку. В результате, конечно, выяснится, что он не будет в том месте, но вдруг подушка кому-нибудь пригодится.

Меня будущее не интересует совершенно, потому что его не существует. Если вот вся наша энергия здесь (Борис Гребенщиков взял в ладони кружку с чаем — прим. авт.), это мы думаем о прошлом, это мы думаем о будущем (БГ сделал вид, что он отливает чай сначала в блюдце, а затем в сахарницу), то на сегодня ничего не останется. Вот возьмите все, что вы думали о прошлом и, что думали о будущем, и слейте обратно. Тогда у вас сегодня получится полная чаша».

Мне очень понравилось, как звучит речь БГ. Он мастер играть словами и интонациями. А еще, порой, Борис Борисович очень по-доброму улыбался, хотя, он и заверил меня, что он не такой добрый, как кажется:«Я чудовище в шкуре агнца. Не то что лев, а просто хер знает кто".

Читайте также:
В Ижевске Борис Гребенщиков рассказал, что он думает о «Бурановских бабушках»
Борис Гребенщиков первый подписался в защиту Ярушкинского дендропарка
Благодарим за эту встречу «КОМОС групп»