Разговоры о музыке: Андрей Рублев

Опубликовано
фото редакции Вижевске.руНовое интересное интервью с еще одним опытным «электронщиком». О самореализации, музыкальной карьере, возможностях, о Петербурге и записи за рубежом...

Мы продолжаем серию публикаций «Разговоры о музыке» и сегодня герой нашего материала — Андрей Рублев, коллега Кирилла Рэма (героя нашего предыдущего интервью) по работе, музыке и проекту «Sportloto». Андрей Рублев в мире электронной музыки очень давно, тоже из «динозавров», как говорится. Он давно достиг успеха и известности в Ижевске и, как многие его ижевские товарищи, шагнул на следующую ступень и покинул нашу маленькую столицу, уехав в Санкт-Петербург.

фото редакции Вижевске.ру — Я позиционируюсь как электронный музыкант. Соответственно я выступаю в клубах и делаю музыку более-менее пригодную для того, чтобы ее играли диджеи. Большую часть жизни я прожил в Ижевске, потом я жил какое-то время в Москве, не очень долго, а сейчас я живу в Петербурге. Обычно так и происходит – люди уезжают поколениями, какими-то диаспорами. Мы почувствовали, что мы уже взрослые, нам стало всем под 30 лет… Надо уступить место молодым и продолжать рост в других местах, где мы бы были более востребованы. И поэтому потихоньку мы друг за другом уехали. А когда ты уезжаешь, там образуется диаспора, ты подтягиваешь туда своих людей.

В Питере сразу же все получилось, очень легко. В Москве у меня не получилось «с полтычка», я загрустил. А вот в Питере получилось все очень просто, я доволен. Мы с Кириллом образуем организацию, которая называется The Sekta. Это букинг-агентство. Соответственно мы занимаемся продажей артистов, делаем гастроли разных музыкантов. У нас есть определенный круг, люди, которые работают с нами постоянно, мы делаем какие-то туры, гастроли, покупаем им билеты, следим за выполнением райдера… Делаем фестивали, делаем какие-то пати, ну, мы нацелены на большие ивенты, маленькие нас не интересуют, мы стремимся к тому, чтобы делать большие ежегодные фестивали в Питере. У нас уже было несколько таких мероприятий. Два больших фестиваля было в Петербурге, один был в Москве, был удачный фестиваль в Омске… Мы это делали под брэндом, соответственно и дальше будем делать хороший качественный ивент за разумные деньги…
фото редакции Вижевске.ру

На самом деле, я бы хотел сказать, что главное — это реализоваться. Потому что за 15 лет у меня были всякие взлеты и падения. То есть надо признать, что и музыка как бы выходит из моды. Модная музыка она вообще ведь недолго держится на волне. Вот поэтому приходится постоянно перепрофилироваться, поэтому нет поступательного карьерного роста у музыканта, который работает в модной сфере. То есть не получается так что ты потихоньку растешь-растешь. Ты можешь выстрелить за полгода, два года продержаться, упасть и все, ноль, тебя никто не будет помнить. И это происходит каждые 3-4 года. В зачет у тебя только то, что ты понимаешь это циклическое движение… Опыт выступления, опыт звукорежиссуры, опыт аранжировки он накапливается, это переходит на какой-то новый виток. Вот так получилось, что ты все это знаешь, а при этом это знание используется неэффективно на следующих ветвях музыкальной карьеры. То есть ты вроде все правильно сделал, а у тебя вот нет такого выхлопа, выстрела, которого ты ожидал. Или наоборот – ты не ожидал, а у тебя раз, резко получилось.

Запись за границей

— Ну мы, собственно говоря, все выпускаемся за границей по большому счету, много лет. Я выпускаюсь в Германии, в Англии. Гриша Бабак тоже выпускается достаточно много…

Там покупают твои диски?

— Да, потому что продажа релизов идет онлайн, через мировые сетевые магазины. Поэтому сейчас все по большому счету как единое целое, нет такого распределения. То есть выпустился ты в Москве – твой релиз все равно можно купить на западе, это вопрос только пиара. Я предпочитаю выпускаться на Западе, но у меня есть релизы и в России, на лейблах, которые я считаю достойными, у которых мировая дистрибуция. Тем более что тиражи, допустим того же винила, они небольшие – какие-нибудь там 300-500 копий можно продать за год спокойно, неважно выпустился ты в России, в Германии или в Бельгии…

Запись на иностранном лейбле, наверное, требует много денег?

— Нет, вообще не надо иметь. Все на сегодня открыты, все находятся в условиях очень высокой конкуренции. Если ты хороший музыкант, делаешь хороший материал, если ты адекватный парень, с которым можно работать (потому что много психов, с которыми работать нельзя, он сделал трек и все, и с ума сошел))), то как правило через друзей либо напрямую ты выходишь на лейблы и открываешь свой материал. Вот у меня есть, например, пластинка, четыре трека. Как правило это все слушают, если материал хороший, говорят «Ура, давайте работать!». От того насколько хороший лейбл, насколько ты хороший музыкант, даются условия, то есть тебе могут заплатить, нормально. Могут не заплатить. Могут не заплатить и выпустить цифру… То есть надо быть прагматичным, достаточно талантливым человеком, способным работать. И как правило все получается.

Мы связаны с хаус, диско-музыкой, психоделическим роком отчасти, какую-то более-менее интересную электронику можно направить на потребителя. Наш потребитель – это человек за 25 лет, который работает на хорошей работе, пьет алкоголь (предпочитает его, допустим, другим стимуляторам), то есть условный такой тип — он ездит на велике, он за здоровый образ жизни, катается за границу, хорошо одевается, у него есть деньги. Вот, такая музыка.
фото редакции Вижевске.ру

Вы постоянно следите за тем, что сейчас модно?

Следим, да. Необязательно, что мы это эксплуатируем, но все равно стараемся держаться. Если пять лет назад это была музыка «около диско», которая была основной волной, то сейчас это, допустим, хаус. Хаус и с элементами техно сейчас образовался на этом графике популярности. Существует параллельно инди-музыка, которая обычно потребляется в виде, допустим, прослушиваний дома и в виде лайвов, в виде фестивалей, концертов. То есть люди, например, ходят в клубы или бары, где они танцуют под хаус, но они спокойно покупают билеты за 2000 рублей и идут на инди-концерты. Потому что это другая сфера… Есть совершенно параллельная музыка, как бы урбанистическая, которой раньше был дабстеп, ну сколько-то лет назад… а до этого был драм-н-бэйс. То есть потребитель один у этой музыки – это молодежь 18-22 лет, которые любят техно-стайл такой, такой определенный протест против системы. А мы как бы не протест, мы конформисты.
фото редакции Вижевске.ру

Планы

Сейчас мы стараемся достаточно активно писать музыку для нового проекта, более танцевального, более простого, более брэндового наверно. То есть у нас будет хаус, будет достаточно много техно-музыки, как бы понятной, несложной короче, это не «жесть». А что касается «Спортлото» — он будет, постепенно станет превращаться все в более и более такую поп-группу, что ли. Скорее это будет ближе к инди-сцене, чем к сцене хаус. Нас два человека – это я и Кирилл Рэм. Пишу практически я все, ну, потому что это исторически мой проект.
фото редакции Вижевске.ру

Мы сейчас хотим объединить наши умения в одном проекте, потому что нам хочется больше рэйва, «Спортлото» это все-таки проект более расслабленный, может быть даже лаунджевый отчасти. Нам хочется тоже так поиграть, чтобы прям народ плясал активно. И работать на публику, может быть, немножко помоложе.
фото редакции Вижевске.ру

Фактически я сейчас играю только в рамках «Спортлото», потому что, насчет букинг-истории – ввиду того, что нас пока что знают и нам хватает гастролей – в общем-то пока хватает сил только на один проект. Я надеюсь, что с нового сезона мы сможем запустить второй, потому что мы пишем материал параллельно. Сейчас мы должны привезти его, лайв-программы подготовить, все это перевести на аппарат, как-то поиграть, потестировать на Петербурге, как это все подойдет, и отправиться в туры. Я стараюсь, чтобы было много-много музыки и чтобы музыкант, если он занимается этим профессионально — он занимался только этим. То есть сейчас у нас такая возможность есть, слава Богу. Раньше, там на протяжении десяти лет такой возможности не было, хотя я активно пытался сделать это работой, но не было инфраструктуры в стране – то есть не было клубов, не было публики как таковой, заработать было тяжело. Сейчас заработать намного легче, вот, поэтому надо зарабатывать и получать моральное и финансовое удовлетворение.